Поцелуй на спор (история из жизни)

Разное Просмотров: 962

Плохо бывает всем, однако это вовсе не повод для того, чтобы навсегда остаться несчастным человеком...

Поцелуй на спор (история из жизни)

День тот я помню до сих пор, во всех деталях и даже запахах. Рынок ровно гудел полосами. Пахло мокрым снегом, шаурмой, курицей-гриль, солеными огурцами и табачным дымом. Мой друг Игорь к тому моменту уже почти месяц праздновал развод. Ему пора было начинать «просыхать», я вывел его подышать, и мы случайно оказались на базаре. Тут-то все и началось... Эту девушку мы увидели сразу. Она была столь же прекрасна, сколь чужеродна этому рынку, этим мясным тушам, этим липким медовым рядам... Она шла как та самая каравелла по каким-то там волнам, и ее высокие черные ботфорты были недосягаемы для любой грязи. Короткая куртка с меховой опушкой на капюшоне, маленькая сумочка, словом — мимолетное виденье, гений чистой красоты. Судя по офигевшему выражению лица моего друга, он тоже проникся. Правда, весьма своеобразно.

— Идет, блин... Плывет чья-то погибель в личной жизни! И ведь пофиг ей, что она...

Тут я не выдержал, уж слишком устал от его ежедневных звонков, выносов мозга и пьянок.

— Заткнись, идиот! Не видишь — девушка вот-вот заплачет!

Девушка и правда выглядела расстроенной. В руке — скомканный платок, на глазах — слезы.

Что меня тогда дернуло, не знаю до сих пор. То ли черт, то ли ангел — что обычно стоит у каждого за плечом, то ли друг мой, зудевший что-то антифеминистское.

— Ты ее поцелуй, — ехидно предложил Игорь. — Глядишь, проснется!

На «слабо» меня ловить бесполезно, мне уже давно не шестнадцать лет, и к девушкам я отношусь уважительно и осторожно. Всякие штучки в духе пикаперов-трахарей не приемлю по определению, хотя, разумеется, не монашествую, и целибатом мои мозги не обременены. Да и девушка эта была уж слишком не похожа на всех, с кем мне доводилось иметь дело прежде. Молча я следил за ней. Вот у нее зазвонил телефон — сигнал самый обычный, без наворотов. Она достала аппаратик из сумки, нажала на кнопку и засунула обратно. Телефон зазвонил снова. Она не реагировала...

— Ну, иди, утешай... Видишь, девочка в печали.

Голос друга был неожиданно трезв и спокоен. Даже слишком спокоен. Я только не мог понять — жёсток или жесток. Глаза Игоря как-то запали за последний месяц, и взгляд стал совершенно демоническим.

— Да ну, перестань! Ей сейчас явно не до поцелуев.

— Спорим, до поцелуев?

— Не спорим. Я сказал «нет» — значит, нет.

— Ты идиот. Им всегда до поцелуев. Спорим?

— Спорим... — механически ответил я.

Девушка между тем остановилась у прилавка с какими-то то ли специями, то ли сухофруктами. Горячий южный продавец привычно расплылся в улыбке, что-то залопотал. Реакция ее была нулевой. Да что такое? Меня что, всерьез заинтересовала эта барышня?

В День Святого Валентина, ровно через год после начала знакомства. Вика согласилась выйти за меня замуж. Ура!

— Блин, да что ты смотришь на нее? Иди и целуй!

— Как?!

— Да вот так — подойди и скажи что-нибудь глупое. И поцелуй.

Я слишком хорошо знал Игоря. Он упрямец, каких поискать, и уж если чего решил, то пока не добьется своего, не успокоится. И я пошел вперед. Какая-то тетка в болоньевом пальто с пятном на плече, пахнущим чем-то мерзким, всунулась между нами, но я ее попросту отодвинул. Впереди была цель — светлые волосы, щека со следами слез...

Между тем незнакомка отошла к прилавку с мясом, что-то выбрала, потом переместилась к овощам, потом куда-то еще. Слезы высохли, но личико было потухшее. Я шел следом, Игорь, молча сопел рядом, да еще улыбался ангел за плечом. Подначивая, Игорь то толкал меня вперед: «Ну, иди, целуй!», то одергивал: «Не до тебя ей, видишь — девушка грустит!»

— Да, а на что спорим-то? — я попытался оттянуть минуту поцелуя.

— На бутылку вискаря, ты знаешь, какой мне нравится.

В конце концов, девушка нагрузила сумку так, что сдвинуть ее с места ей явно было тяжело. Я, молча, подошел и молча, взялся за эту сумку. Она и впрямь оказалась увесистой.

— Куда вам ее отнести?

И тут девушка подняла на меня глаза. Они были растерянными, и в них все еще стояли слезы...

— Не знаю... К метро, если можно.

— Далеко ехать-то?

— На Лесной массив.

— Ближе рынка не нашлось, что ли? — съязвил я.

И тут она снова заплакала.

— Так. Слезы — потом. Сейчас идем к метро. Хотя какое к черту метро...

Таксист оказался понятливым. Услышав адрес, кивнул, и мы поехали. В тепле машины девушка успокоилась, расстегнула куртку. Тут снова зазвонил ее телефон. Она достала аппаратик и нажала зеленую кнопку.

— Вика! Вика! Ну не молчи! Извини, я не то сказал! Вика!!! — донеслось из трубки.

Вика (теперь я знал, как ее зовут!) снова молча, нажала отбой.

— Что случилось-то, а? — решился спросить я.

— Не хочу об этом говорить... — покачала она головой, и настаивать, понятное дело, я не стал.

Между тем мы медленно ползли по вечерним пробкам. Вика вскоре немного отошла, даже улыбнулась. Потом неожиданно сказала:

— У меня сестра с мужем в аварию попали. Андрей еще ничего, только переломы и ушибы, а Оля... — она снова всхлипнула. — Оля в коме. Родители приезжают утром, дома пусто, я же на работе все время... А тут еще этот... «Твои проблемы и твои родственники меня уже достали! Вот я и не выдержала.

Да уж... От такого расклада, честно говоря, я даже офигел.

— И это пройдет. Виктория — значит победа. Мы победим! — и я ее все-таки поцеловал. О дальнейшем рассказывать можно долго. Как мы мотались в больницу, как я познакомился с ее родителями, как восстанавливали здоровье ее родных, как ровно через год отправились в загс... А можно и коротко — целуется она здорово. И не только целуется! Сейчас я думаю, что ангел за моим плечом был абсолютно прав. Тем более что случилось все это 14 февраля, в День святого Валентина...

Роман

Чтобы оставить свое мнение, необходимо войти или зарегистрироваться
Нет комментариев